Как Лубянка боролась с Абвером

Поделиться материалом

Автор фото: wikipedia.org
Рубрика: Общество
Дата публикации:
Автор: Адыгея Сегодня

Методы таких спецопераций, как радиовойны, - в чекистской терминологии для их обозначения применяют заглавную литеру «Э» (от слова «эфир») - советская контрразведка освоила с поразительной скоростью.

Начиная с июня 1941 года развернувшаяся между спецслужбами Германии и СССР тайная битва начала набирать обороты. А в начале второго периода войны (начиная с зимы 1942 года) так называемая война в эфире и вовсе приняла невиданные доселе размах и интенсивность. Радиоигры, проводимые в годы войны советской контрразведкой, превратились, в сущности, в единую «Большую игру»: на немецкие спецслужбы обрушились «гигабайты» умело подготовленной дезинформации, парализовавшей работу гитлеровской разведки и контрразведки.

Битвы под Сталинградом, Курском, Белорусская и Ясско-Кишеневская операции советских войск - далеко не полный перечень сражений, исход которых не был бы столь успешным и впечатляющим, если бы не гигантская невидимая работа советских чекистов по дезинформации врага и обеспечению скрытности подготовки операций. Так, в целях обеспечения скрытности работы по разгрому группировки врага на Курской дуге были задействованы возможности 17 проводившихся контрразведкой радиоигр.

Благодаря именно радиоиграм советской контрразведке удалось практически парализовать разведывательно-диверсионную активность Абвера и СД: «За время Великой Отечественной войны органами государственной безопасности в тыловых районах страны выявлено и разоблачено 1852 вражеских агента, из них 554 агента - парашютисты, входившие в состав 172 диверсионных групп, 663 агента - в составе 242 разведывательных групп, 302 агента - в составе 35 разведывательно-диверсионных групп, 109 агентов-диверсантов и 224 агента-разведчика. 681 вражеский агент явился с повинной в органы госбезопасности, 127 убиты при задержании. У задержанных агентов-парашютистов захвачено 376 коротковолновых радиостанций».

Особенных успехов в поединке с Абвером советская контрразведка добилась после образования в апреле 1943 года военной контрразведки Смерш НКО СССР (Народного комиссариата обороны. - «НВО»), которой и было поручено вести радиоигры с противником. Однако часть подобного рода акций все же осталась в ведении НКВД-НКГБ СССР. К ним относится и одна из крупнейших в истории радиоигр советской контрразведки периода Отечественной войны под кодовым названием «Монастырь». Проводилась она 4-м Управлением НКВД-НКГБ под руководством Павла Судоплатова и продолжалась практически в течение всей войны: с осени 1942 по весну 1945 года.

Операция "Монастырь" проводилась по нескольким направлениям. В соответствии с одним из них развернулась работа по обнаружению прогерманских настроений среди "старой" интеллигенции. Проводилась она по линии СПО (Секретно-политического управления при Главном управлении государственной безопасности НКВД. - "НВО").

За Садовским, вокруг которого постоянно вращались монархически настроенные единомышленники, советские контрразведчики начали вести наблюдение еще с начала 30-х годов. Богдану Кобулову, заместителю наркома внутренних дел СССР, начальники 3-го и 4-го управлений НКВД Николай Горлинский и Павел Судоплатов докладывали в январе 1942 года следующее. "В 1933 году органами НКВД была вскрыта и ликвидирована монархическая группа молодежи, группировавшаяся вокруг Садовского, сам Садовский арестован не был. Ликвидированная группа уже тогда ориентировалась на германский фашизм. Вторая группировка, созданная Садовским, была ликвидирована в 1935 году, и, наконец, третья группа (Раздольского) вскрыта СПУ НКВД СССР в начале 1941 года..." Этот документ, по существу, стал базовым для создания легенды операции.

Чекистами был составлен портре" Садовского, внимательно изучено его поведение, выяснен круг близких друзей и знакомых.

План "Монастыря", разработанный 4-м Управлением НКВД, предлагал воспользоваться стремлением Садовского установить связь с немцами. "Монастырь" должен был решить задачу по созданию канала, дававшего возможность забросить советскую специальную агентуру в Германию. Кроме того, операция преследовала цель дезинформировать немцев о положении в СССР, а также выяснять круг интересующих немцев военных и других вопросов.

11 января 1942 года состоялось знакомство Бориса Садовского с Гейне, тем самым советским разведчиком, которому предстояло проникнуть в Абвер, разведывательные структуры германской армии. По легенде, советский агент должен был добиться свидания с немецким командованием и по возможности установить контакт с «германским правительством» для выяснения «реальной возможности действительного прихода немцев в Москву и определения в этой связи задач группы».

Как и рассчитывали на Лубянке, Гейне - как представитель антисоветской подпольной организации - заинтересовал Абвер. Прежде чем поверить легенде, немецкая контрразведка тщательно проверила Александра Демьянова. Выдержка, логичность скрупулезно разработанной НКВД легенды, к тому же подкрепленной реально существующими лицами, были настолько убедительны, что абверовцы совсем скоро поверили нашему разведчику.

Спустя почти месяц, Гейне с ещё одним немецким диверсантом был выброшен на парашюте в советском тылу. На следующий день Судоплатов доложил наркому Берии, что от заместителя начальника УНКВД по Ярославской области по ВЧ поступило сообщение о явке в УНКВД агента 4-го Управления Гейне. Демьянов рассказал, что вместе с ним был сброшен вооруженный наганом агент немецкой разведки, имеющий с собой радиостанцию. НКВД тут же предприняло необходимые меры к задержанию второго парашютиста.

Уже 19 марта Гейне представил Судоплатову подробный, 85-страничный доклад о "визите" в Абвер и своем путешествии по оккупированной территории. Особое внимание НКВД в рассказе Гейне привлекла информация о воздействии бомбежек советской авиации Минска, особенно в районе Дома правительства, где разместились высшие оккупационные власти.

Отправляя Гейне на территорию Советского Союза, немецкая разведка снабдила его деньгами, радиопередатчиком и другим шпионским оборудованием. Задание его заключалось в том, чтобы, во-первых, активизировать антисоветскую пропаганду среди населения, всячески восхваляя гитлеровскую армию и "новый европейский порядок". Во-вторых, агент должен был вести агитацию за немедленное окончание войны. В-третьих, Гейне поручили развернуть диверсионную и саботажническую деятельность, а также приступить к созданию подпольных ячеек организации в промышленных и областных городах СССР.

Ответный ход НКВД заключался в попытке вызвать интерес Берлина к «Монастырю» и вызове постоянного представителя немецкой разведки в Москву для переговоров с антибольшевистским подпольем.

В итоге немецкая разведка в больших количествах стала получать дезинформацию, подготовленную совместно 4-м Управлением НКВД СССР и Разведупром РККА.

Немцы полностью поверили информации, получаемой от Гейне-Александра. В начале августа 1942 года Демьянов сообщил немецкой разведке, что имеющийся в организации передатчик приходит в негодность и требует замены. 24 августа на явочную квартиру прибыли двое немецких агентов, переодетых в форму лейтенантов Красной армии. Они привезли 10 тыс. рублей, продукты, радиостанцию и пр. Также прибывшие из "Сатурна" посланцы сообщили о месторасположении спрятанной ими рации.

Первая группа немецких агентов оставалась на свободе в течение десяти дней для того, чтобы чекисты смогли проверить их явки и узнать, не имеют ли они связей еще с кем-либо. Потом связников негласно арестовали, доставленную ими рацию нашли. В Абвер Гейне радировал, что курьеры прибыли, но переданная рация повреждена при приземлении.

Через два месяца из-за линии фронта явились еще два связника с двумя радиопередатчиками и различным шпионским снаряжением. Они имели задание не только помочь Гейне, но и самим обосноваться в Москве, собирать и передавать развединформацию по второй рации. Оба агента были перевербованы, а в абверовский разведцентр сообщили, что связники добрались успешно и приступили к выполнению задания.

В Берлине были очень довольны работой Гейне и внедренной с его помощью агентуры. 18 декабря 1942 года Вильгельм Канарис поздравил своего московского резидента с награждением Крестом военных заслуг с мечами 2 класса (в бронзе). О награждении Демьянова лично адмиралом Канарисом рапортом в тот же день начальники 4-го и 2-го управлений НКВД доложили наркому внутренних дел СССР Берии.

В ответ немцам радировали: «Награждение нашего молодого друга нас всех глубоко тронуло. Ваша награда свидетельствует о том, что наш скромный вклад в дело борьбы с большевиками помогает славным вооруженным силам Германии. Александр с любовью вспоминает дни, проведенные у вас, и это воодушевляет его на подвиги во имя нашего общего дела. Да здравствует освобожденная Россия - союзница великого Германского государства».

Добавим, что, в свою очередь, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 сентября 1943 г. "за образцовое выполнение заданий правительства по охране государственной безопасности в условиях военного времени" А.П. Демьянов награжден орденом Красной Звезды.

Источник: Интернет-сайт fsb.ru

Комментарии

comments powered by HyperComments